CSS Drop Down Menu by PureCSSMenu.com CSS Drop Down Menu by pureCssMenudown.com
» Статьи о выборах » Зачем Тунгусов пытается завести своего человека в Кремль. Почему изменились цели ВГ, а следом — всей области, и как это повлияет на вас в 2017-м

Зачем Тунгусов пытается завести своего человека в Кремль.  Почему изменились цели ВГ, а следом — всей области, и как это повлияет на вас в 2017-м
 
Зачем Тунгусов пытается завести своего человека в Кремль. Почему изменились цели ВГ, а следом — всей области, и как это повлияет на вас в 2017-м
(29.12.2016)

Другие новости по теме:

  • Год 2016-й начался с символического шага: 1 января Екатеринбург лишили градостроительных полномочий — основного источника дохода и главного рычага влияния муниципальной власти. После провалившейся войны за нераспределенные земли, ранее переданные МУГИСО, мэрия с трудом выдержала этот удар и принялась решать вопрос кардинально. На проект с условным названием «Область в огне», предполагающий создание точек напряжения по всему региону, была брошена приглашенная в мэрию команда политтехнологов, а также силы свердловского отделения КПРФ и двух муниципалитетов — Каменска-Уральского и Нижнего Тагила. Последний, впрочем, вскоре вышел дистанцировался от кампании.

    Диверсия оказалась эффективной, тем более что параллельно с мэрией активизировались силовики. Уже в апреле было инициировано громкое дело МУГИСО с обысками и задержанием министра Алексея Пьянкова и двух его заместителей Константина Никанорова и Артема Богачева. Это спровоцировало панику и породило деструктивные настроения внутри областной власти. Лучше всего состояние дел иллюстрировала срочная и добровольная отставка главы минздрава Аркадия Белявского. Источник в свердловском правительстве напоминает, что это было бегство.

    Региональная власть оказалась загнанной в угол — совпадение целей у двух влиятельных групп могло довести ситуацию до победы мэрии, под которой в тот момент понималось одно — смена губернатора.

    Подобного дестабилизирующего для всей страны примера, когда региональная власть в нарушение всех вертикальных принципов оказалась бы повержена муниципальными чиновниками, допустить не позволили.

    В разрешение накаленной до предела ситуации включились уральские олигархи — глава ТМК Дмитрий Пумпянский и гендиректор УГМК Андрей Козицын. Федеральную поддержку операции спасения организовал тогда куратор внутренней политики в администрации президента Вячеслав Володин.

    Итогом стала историческая для всей области конфигурация, в которой заместитель главы администрации Екатеринбурга Владимир Тунгусов стал главой администрации губернатора. Его собеседники признают, что в мае он не понимал сферы ответственности. В тот момент речь шла о краткосрочном — предвыборном — альянсе: хорошие результаты голосования в Госдуму в обмен на возвращение полномочий в Екатеринбург. В приватных беседах Тунгусов не скрывал, что становиться частью «области» не хочет и обязательно вернется обратно в свою мэрию-крепость.

    Но ситуация изменилась уже в середине лета. Во-первых, Владимир Тунгусов увидел широкие горизонты возможностей нового статуса. Во-вторых, новая конфигурация устроила слишком многих. В частности, более активно стали участвовать в управлении регионом финансово-промышленные группы: помимо уже названных господ Козицына и Пумпянского, в новом амплуа — публичном — выступил владелец РМК Игорь Алтушкин. Специалисты последнего даже разрабатывали имиджевые ролики для губернатора, стиль которых был использован и в наружной рекламе.

    Одновременно был удовлетворен запрос свердловской элиты на вывод из системы власти наиболее одиозных и наименее эффективных представителей тюменского сообщества. Среди них — вице-премьер Валентин Грипас. Интересно, что другие запросы (наведение порядка в отделении «Единой России», обновление избиркома, отставка Азата Салихова) в рамках общей кампании ни свердловской элите, ни Владимиру Тунгусову реализовать не удалось. Но и передавливать ситуацию никто не стал: на многих направлениях сохранился статус-кво, и сохранились статусные игроки, с которыми приходится считаться.

    Интересно, что в итоге сами выборы — ради проведения которых и создавалась удивительная конфигурация — для интересов Свердловской области (в широком их толковании) прошли безрезультатно. Они не стали ни площадкой для обсуждения планов развития региона, попавшего в кризисные экономические условия, ни спором личностей (реальный конфликт случился только при избрании депутата Госдумы от Нижнего Тагила).

    Если исходить из интересов региональной власти, то можно утверждать, что своих адекватных представителей и лоббистов в федеральном парламенте у Свердловской области нет.

    Эту ситуацию «URA.Ru» прогнозировало последние четыре года, объясняя опасность застоя в политическом поле и нежелание вкладываться в людей, готовых работать для территории. Оттого и выборы продемонстрировали вовсе не победу «Единой России», но победу отдельных индивидуумов (некоторые при наличии партийной принадлежности даже сторонились бренда ЕР), узнаваемых на конкретных территориях. Полное отсутствие на прошедших 18 сентября выборах какой-либо внятной программы как у каждого из кандидатов, так и в целом у региона стало лишним доказательством, что это была просто технологически приемлемо проведенная кампания.

    Никакого пара эта кампания не выпустила, напротив, только лишний раз подтвердила наличие в Свердловской области общих для всей страны проблем, когда люди и власть существуют отдельно друг от друга. Для исторически сформировавшегося блока «области» это было тем более обидно, что еще в начале 2016-го года были прогнозы: если не сдаваться, не вестись на провокации мэрии — можно получить хороший результат на выборах, ресурсы для этого есть.

    И сейчас собеседники агентства утверждают, результат без Владимира Тунгусова был бы не хуже, чем полученный с ним.

    Одним из активных двигателей этой истины в областной команде был премьер Денис Паслер, который после выборов добивался ограничения полномочий Владимира Тунгусова. Аппаратно это было бы понятным ходом: глава администрации отвечал бы только за внутреннюю политику и добиться возвращения городу полномочий не мог бы. Чиновник становился бы заложником областных властей, вынужденно бы выступал против интересов города в фарватере интересов области.

    Сейчас существует масса объяснений, почему случилась отставка Паслера, но и она, и последовавшая реформа областной системы управления привели к росту полномочий Владимира Тунгусова. Последовавшей реформой правительства не преминули воспользоваться уже развившие к тому времени свое влияние ФПГ, для которых стало очевидным низкое качество существующих административных кадров. Считая, что сами они справятся лучше, олигархи стали активно инкорпорировать «своих» людей в органы исполнительной власти, в итоге получив в распоряжение почти половину кабмина.

    Происходящее в области особо контрастировало с изменениями в мэрии. Сторонние наблюдатели отмечают разительные перемены, случившиеся за последние полгода с главой администрации Екатеринбурга Александром Якобом — он будто расправил плечи и просто внешне стал вести себя спокойнее и радушнее. Вместе с ним другие высокопоставленные чиновники мэрии стали проявлять большую самостоятельность в высказываниях и действиях. Параллельно с этим возникла целая когорта обиженных на Владимира Тунгусова — среди них оказались еще недавно раскачивавшие областную «лодку» в пользу мэрии лоялисты.

    Интересно, как изменилась риторика самого первого вице-губернатора: сейчас он называет своей целью переизбрание Евгения Куйвашева в сентябре 2017 года. Учитывая, что Тунгусову только 56 лет, можно предположить, что он думает и о том, чтобы сохранить свое влияние и после выборов 2023 года.

    Пока все козыри у него: уральское полпредство, очевидно, не будет активным политическим игроком — здесь выбрали роль наместников главы государства, при наличии определенного федерального решения относительно кандидатуры губернатора — мэр Нижнего Тагила Сергей Носов уступит и одновременно с губернатором переизберется в главы города на новый срок. Есть деструктивные сигналы из мэрии, все чаще говорят о том, что первый вице-губернатор теряет контроль над своим активом. Но пока эта информация не подтверждена, и можно предположить, что запас влиятельности у Тунгусова есть как минимум до конца 2017 года.

    Проблема кампании 2017 года в другом. Владимир Тунгусов, будучи технократом, смотрит на нее как на очередную задачу, которую необходимо решить за счет имеющихся ресурсов. А потому, двигаясь к цели — переизбранию губернатора — он будет действовать прежними методами — сушить информационную повестку, стараться провести выборы максимально формально, даже несмотря на то, что такой подход неэффективен. Доказательства — на экранах телевизоров.

    Высушенная в момент его прихода в администрацию губернатора информповестка уже дала взрывной эффект — ни эпидемии ВИЧ и кори, ни тема строительства Храма-на-воде не вылились бы в скандалы федерального масштаба, существуй в регионе прежняя насыщенная политическая повестка.

    Но ее нет, и администрация не демонстрирует желания ее вернуть. Наоборот, хочет запретить все большее количество тем. И это в ситуации, когда ясно: переизбрание губернатора с минимумом политического действия, как того хочет Тунгусов, подошло бы для 2012—2013 года. 2017-й — предтеча выборов президента страны, и методика Владимира Георгиевича с максимальным успокоением региона едва ли коррелирует с планами федерального центра — напротив, раскачать повестку и максимально повысить явку.

    Владимир Тунгусов уже начал лавировать в этих условиях. К выборам он постарается сделать Свердловскую область исключением из общего правила. Для этого ему понадобится свой человек в управлении внутренней политики администрации президента — по слухам, он активно лоббирует туда «своего» куратора, чтобы затем через него повлиять на оценку ситуации в регионе.

    Это необходимо, потому что в последние месяцы на проблемы в качестве межведомственной коммуникации стали жаловаться региональные чиновники. Кроме того, распространяется мнение, что городские чиновники не справляются с новым для них объемом проблем: ведь сейчас в зоне их ответственности в три раза больше жителей и куда больше участников политического процесса, чем было полгода назад. А полгода — маленький срок для роста управленческих компетенций.

    То есть возникает риск, что управление регионом начнет ускользать из рук, а значит к этому нужно подготовиться, ликвидировав каналы информирования о реальном положении дел. Получится ли это — вот интрига начала 2017 года. А прогнозировать дальше нет никакой необходимости — 2016-й доказал, что это пустая трата времени.
    2017РегиональныеСвердловская область



    Дата: 29.12.2016 Рубрики: Статьи о выборах, Региональные выборы 2017, Местные выборы 2017, Перипетии и Коллизии, Свердловская область
    Источник: URA.RU Место публикации: Екатеринбург
    Адрес: http://ura.ru/articles/1036269948 Тип публикации: Статья

    Лента новостей


    Праймериз



    "Выбор Народа" в социальных сетях: